На первую страницу

 

Хроника жизни и творчества

Стихи

    Стихотворные сборники

    Алфавитный указатель

    Стихи Рубцова в переводах

Письма

Страницы прозы

Переводы

Критические работы

 

О Рубцове

    Очерки, заметки, мемуары

    Воспоминания современников

    Книги о Рубцове

    Критические статьи

    Рецензии

    Наш Рубцов

    Посвящения

    Дербина

 

Приложения

    Документы

    Фотографии

    Иллюстрации

    Библиография

    Фонотека

    Премии

    Ссылки

 

Гостевая книга

Контакты


ЛИТЕРАТУРНО-КРИТИЧЕСКИЕ РАБОТЫ

Валентина Ситникова

Образы растений в поэзии Николая Рубцова

 

        Насколько важен для лирического героя Рубцова окружающий его растительный мир, можно судить по тому количеству и разнообразию образов деревьев, цветов, которые представлены в текстах стихотворений. Помимо упоминания таких природных “стихий”, как лес, поле, сад, бор, луг, в стихотворениях встречаются конкретные образы деревьев — ивы, сосны, тополя, берёзы, дуба, осины и других, цветов — ромашек, колокольчиков, фиалок, трав — подорожника.

        Стоят особняком в поэтическом мире Рубцова такие образы, как “зелёные цветы”, “красные цветы”, “аленький цветочек”, которые труднее всего соотнести с реальными прототипами растений.

        Отдельные образы вынесены в заглавие произведений («Зелёные цветы», «Фиалки», «Аленький цветочек», «Цветы», «Сосен шум», «Берёзы», «Под ветвями больничных берёз») и в заглавия циклов стихов («Зелёные цветы», «Подорожники»).

        Нередко у Рубцова образ цветка или дерева составляет основу зачина стихотворения.

Замерзают мои георгины,
И последние ночи близки
(1; С. 70).

Высокий дуб. Глубокая вода (1; С. 34).

Улетели листья с тополей —
Повторилась в мире неизбежность
(1; С. 119).

Цветы! Увядшие цветы (1; С. 152).

Размытый путь. Кривые тополя (1; С. 145).

        По признаку национальной принадлежности в лирике Рубцова можно выделить образы, относящиеся к национальному русскому и севернорусскому пейзажу (например, образы ивы, берёзы, сосны, тополя, подорожника и другие) и образы “экзотические”, нерусские — тюльпаны, пальмы.

        Образы растений в произведениях русских поэтов часто имеют символическое значение, и эта традиция восходит к мифологическому народному сознанию опосредованно, через образно-метафорический язык выражать какое-либо понятие, например, внутреннее состояние героя или образ Родины.

        Одной из характерных особенностей лирики Н.Рубцова, которую заметил В.Кожинов, является то, что в ней нет “ни изощрённых метафор, ни причудливых образных ассоциаций, ни оригинальных звуковых и ритмических структур” (7; С. 165).

        Эту особенность рубцовской образности можно отнести и к образам деревьев, цветов. По сравнению с изысканными есенинскими метафорическими оборотами образы Рубцова выглядят очень скромно. Сравним некоторые образы.

        У Есенина:

Я навек за туманы и росы
Полюбил у берёзки стан,
И её золотистые косы,
И холщовый её сарафан
(4; С. 107).

Как кладбище усеян сад
В берёз изглоданные кости
(4; С. 92).

Взбрезжи, полночь, луны кувшин
Зачерпнуть молока берёз!
(4; С. 72)

        У Рубцова:

И меж домов, берёз, поленниц
Горит, струясь, небесный свет
(1; С. 27).

Надо мной
Между берёзой и сосной
В своей печали бесконечной
Плывут, как мысли, облака
(1; С. 29).

        У Есенина:

И мне в окошко постучал
Сентябрь багряной веткой ивы
(4; С. 89).

        У Рубцова:

Тихая моя родина!
Ива, река, соловьи
(1; С. 59).

        В ряде случаев семантика растительных образов Рубцова продолжает национальную традицию.

        Например, образы ивы, берёзы выступают у Рубцова часто как символ Родины, национальной судьбы.

Россия! Как грустно! Как странно поникли и грустно
Во мгле над обрывом безвестные ивы мои!
(1; С. 11)

Тихая моя родина!
Ива, река, соловьи...
(1; С. 59)

А возле ветхой сказочной часовни
Стоит берёза старая, как Русь
(1; С. 46).

        К образам, символизирующим “национальное, родное”, следует также причислить у Рубцова образ “кривых тополей”. В контексте творчества вологодского поэта это, скорее, символ “малой родины”, а не России вообще. Поскольку северные тополя не имеют той стройности, устремлённости ввысь, которая свойственна южным. Ствол северных тополей искривлён суровой природой, и в таком образе они входят в поэзию — “кривые тополя”.

        Образ ивы связан у Рубцова с мотивами детских воспоминаний, образом матери. Образ ивы появляется в стихотворении «Детство» как деталь, наводящая на детские воспоминания, и в стихотворении «В горнице» рядом с образом матери.

Я лучше помню
Ивы над рекой
И запоздалый
В поле огонёк
(1; С. 79).

Дремлет на стене моей
Ивы кружевная тень
(1; С. 23).

        В поэтическом мире Рубцова образ подорожников имеет очень узкое символическое значение. Подорожники — трава, растущая по обочинам дорог, а по дорогам России шли каторжане. Поэтому у Рубцова “подорожники” рифмуются исключительно с “острожниками”. И лирический герой Рубцова сравнивает себя с острожником.

Приуныли нынче подорожники,
Потому что, плача и смеясь,
Все прошли бродяги и острожники
(1; С. 13).

        Символичность образа подчёркивается олицетворением, тем самым образ растительного мира как будто принимает на себя страдание человека.

Устало в пыли
Я влачусь, как острожник,
Темнеет вдали,
Приуныл подорожник
(1; С. 13).

        Символически выделен образ растения в стихотворении «Левитан». Здесь также природа представлена несколькими образами — есть “бревенчатые лачуги”, “алеющая мгла”. И на лугу, вероятно, растут не одни колокольчики. Однако символически выделены только колокольчики.

        В первом описании природы центральным образом является собор с колоколами (как и на картине И.Левитана «Вечерний звон»), а “колокольчиковый луг” с “бревенчатыми лачугами” составляет своеобразный “фон” церковного действа.

        Далее “звук”, который издаёт колокол, переносится на природную деталь по признаку сходства формы колокола с формой колокольчика. И в заключение начинает “звучать” природная деталь — “колокольчик”. Выразительность образа усиливает образ Руси.

И колокольцем каждым в душу
До новых радостей и сил
Твои луга звонят не глуше
Колоколов твоей Руси
(14; С. 71).

        Образ выделяется на уровне языка: стихотворение насыщено “колокольчиковыми” сочетаниями звуков — “заокольный”, “окольный”, “у окон”, “около колонн”.

        Символически выделен образ ромашек в стихотворении «Над вечным покоем». Картину природы составляют несколько деталей — “кусты малины”, через которые проходит лирический герой, обозначение воды в тумане, погост. Однако из всех образов выделяются ромашки.

        В образе ромашек символически задействованы две характеристики: цветовая и национальная. Ромашки — это символ Родины. Цветовая характеристика образа, со своей стороны, оформляет философские размышления героя о жизни и смерти.

Когда ж почую близость похорон,
Приду сюда, где белые ромашки,
Где каждый смертный свято погребён
В такой же белой горестной рубашке…
(1; С. 49)

        К числу символической образности, имеющей древние традиции, следует отнести образы некоторых цветов. Интересен круг образов, которые объединяются вокруг основного образа-символа — “аленького цветка”.

        Этот фантастический образ своими корнями уходит в историю древнейших славянских верований. Возможно, Рубцов позаимствовал этот образ у С.Т. Аксакова, однако “вторичность” образа никак не отразилась на интуитивном использовании поэтом его мифологического содержания.

        Как и в сказке Аксакова, “аленький цветок” наделён у Рубцова чудесными свойствами. Вернее, об этих свойствах мы можем догадываться. В стихотворении описывается смерть матери, и роль “чудесного” может связываться только с воскресением, желанием “оживить” самого близкого человека.

        Прообразом “аленького цветка” оказываются образы, которые приводит А.Афанасьев в работе «Поэтические воззрения славян на природу». Он пишет, что в славянской мифологии фигурировали образы “розового цветка”, “красного цветка”.

        История происхождения данных образов отсылает нас к космогоническим мифам, мифам об умирающей и воскресающей природе. “Красный цветок” в этих мифах обозначал молнию (красные цветы вырастали на дереве-туче) и уподоблялся детородному органу. “В громовой палице узнавали детородный орган бога — оплодотворителя земной природы” (3; С. 492). Афанасьев приводит сведения о том, что зачастую “красным цветком” называли папоротник.

        Лирический герой Рубцова выращивает “аленький цветок” не только в данном стихотворении, через всё творчество поэта проходят мотивы выращивания цветов или, напротив, их увядания.

        Так, обобщённый образ цветов у Рубцова часто символизирует собой смерть. Например:

Среди цветов
В обыденном гробу
(1; С. 50).

Когда ж почую близость похорон,
Приду сюда, где белые ромашки…
(1; С. 49)

По утрам, умываясь росой,
Как цвели они! Как красовались!
Но упали они под косой…
(1; С. 113)

Замерзают мои георгины (1; С.70).

        И как антитеза смерти у Рубцова цветы выступают символом творчества. Выращивать цветы для лирического героя означает творить, писать стихи.

        Так, в стихотворении «В горнице» рядом с образом матери появляется образ “красных цветов”, которые завяли, но которые, благодаря усилиям лирического героя, можно оживить: “Буду поливать цветы, // Думать о своей судьбе” (1; С. 23).

        Мотив выращивания цветов связан с ощущением жизни, а главное — с пониманием лирическим героем своей судьбы как судьбы поэта.

Не купить мне избу над оврагом
И цветы не выращивать мне…
(1; С. 127)

        Мотив умирания–воскресения любопытно рассмотреть на примере одного образа, который в зависимости от контекста стихотворения приобретает противоположную символику. Таким образом у Рубцова является образ георгин.

        В стихотворении «Посвящение другу» образ георгин появляется в зачине:

Замерзают мои георгины.
И последние ночи близки
(1; С. 70).

        В контексте стихотворения обнаруживается знаковая природа данного образа. Георгины — осенние цветы. Период их цветения приходится на осеннее время, когда уже бывают первые заморозки. Местоимение “мои” конкретизирует семантику образа — образ теряет связь с пейзажем и становится выразителем только состояния лирического героя, связанного с ощущением возраста старения. Как символ, знак, образ георгин не испытывает на себе воздействия времени — георгины “замерзают” в течение неопределённого времени, необходимого только в плане лирического переживания.

        В стихотворении «Наследник розы» образ георгина также связан с перенесением осеннего состояния природы на внутреннее состояние лирического героя. Однако в отличие от предыдущего образа с пессимистической окраской, образ георгин в данном стихотворении олицетворяет собой протест, сопротивление тому, что должно свершиться, — увяданию природы. Поэтому поэт называет его “наследником розы” и к его цветению применяет эпитет “мятежное”.

Вот-вот подует зимним, снежным.
Всё умирает... Лишь один
Пылает пламенем мятежным —
Наследник розы — георгин!
(2; С. 186)

        Если в стихотворении «Посвящение другу» не обозначен цвет георгина, то в данном стихотворении эпитет “пылает” относится к определённому цветовому признаку, а именно красному или алому цвету. И по этому признаку в образе георгин можно увидеть один из вариантов образа “красных цветов”.

        Из поэзии Рубцова видно, что для лирического героя Рубцова переживание растительного мира связано с такими понятиями, как дом, родина, мать, путь, творчество.

 


Источник: газета "Литература" № 05, 2004
   

РЕКЛАМА

Спонсирование и хостинг проекта осуществляет компания "Зенон Н.С.П.".

Аренда мобильных туалетных кабин: мобильные туалетные кабины . Модульные туалеты.; ответственное хранение